Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

2

Мысли навеянные зимним вечером

Писать нет никакого желания, но мне надо отвлечься, надо отвлечься…

Что-то очень странное творится у нас в последнее время. А точнее, где-то с ночи, со вторника, когда с нами случилась зима. Вероломно, и почти без предупреждения.
Я с ужасом смотрю на градусник, и мне кажется, что он вышел из строя. Я  смотрю сквозь окно, там лежит вполне себе уже январский снег, и мне кажется, что природа просто издевается.  Я грею свои руки над батареей, и мне совсем не хочется идти туда, где снег и минус девять. И почему то еще ходят люди.

 Я иду по городу, на морозе мое тело скукоживается, руки мерзнут, ноги коченеют, кожа на лице немеет,  а уши окрашиваются в цвет свежезаваренного лангуста. И не раз будешь  корить себя за то, что  дополнительно  пары шерстяных носков, с начесом внутрь. Подштанников, с начесом внутрь. И свитера, с начесом в обе стороны. Да и вообще, не раз задашься вопросом, какого ты, вообще, делаешь тут, когда из носа сосульки растут.  Но самое главное, это не дышать полной грудью – чувство такое, что в легкие разом залили жидкий азот.

А где-то в четверг подул еще и ветер. Как бы ты не кутался, и не укрывался, он, словно насквозь проходит через тебя. И тогда ты легкими ощущаешь, что азот уже начал схватываться.

И от этого всего начинаешь восхищаться отважностью  половиной местного женского населения, которые не отказались от шпилек, и высоких каблуков.  Потому что они вообще ходят по улицам. Учащенно перебирая ноги, переходя на мелкую перебежку, они являют собой стойкость и неистребимое желание, даже в такой мороз, оставаться эффектными женщинами. Другая же половина просто обулась в угги. И вот за них я более-менее уверен, что они без последствий встретят Весну.

Я стоял на «26», в ожидании маршрутки, и ко мне подошла очень милая девушка в капюшоне, накинутом на голову, с вопросом – «Молодой человек, не подскажите, как проехать на Новую Автостанцию?». Я даже оглянулся от неожиданности. Ведь вокруг было полно молодых и статных. А тут я, скукожившийся, танцующий с ноги на ногу, и укутанный, как немец под Москвой.  Из головы разом вылетели все карты, и номера маршруток. Поэтому, долго не мучаясь, замерзли бы оба, поймал ей такси, и кинув копейку водиле, просто указал конечную точку маршрута.

У Тимы, на телефоне, есть гаджет «Погода». Занимательная  такая штуковина. Фишка в том, что помимо текущей температуры, он показывает ее  еще и по ощущениям.  Допустим, если на улице, как сейчас - 12, то по ощущениям будет где-то - 15. Но врет, конечно. Потому что своим нутром чувствую, что к нам пришли настоящие сибирские морозы.  Уж я то знаю. Уж мне то знакомо…

Ведь в моей жизни был Иркутск. Ну вот зачем я о нем, вспомнил?! Бррр… Даже сейчас все тело холодом обдает.
Было дело, был я там в командировке. И лучшего времени на это не нашли,  отправить меня туда в декабре.  Поначалу все было более-менее терпимо.  Минус пятнадцать и яркое солнце. Как по классику. Но в один день пришел колотун. Я смотрел на градусник, он показывал – 40,и  мне казалось, что он просто сошел с ума. Я осознавал свои мысли, и понимал, что с ума схожу я. Ну какой у градусника разум. Я шел по улицам, забегая отогреваться , через два магазина, и не понимал, как можно здесь жить. Как можно жить при таких морозах? Но больше всего меня поразил один момент, после чего я окончательно убедился в том, что эту страну никому не победить. Стоя у батареи, греясь от одной только мысли, что она дает какое тепло, я увидел это. По улице шел парень, без головного убора, в легкой куртке, с открытым верхом,  и кроссовках на ногах. Под курткой виднелись полоски тельняшки. Он шел по улице довольный собой, и ел мороженное. Мороженное, мороженное, мороженное. Он ел мороженное. Нет, не так – ОН ЕЛ МОРОЖЕННОЕ!

Мысли об отце занимает все мое пространство.  Отодвигая на второй и третьи планы все остальное.  Внутри сидит, прочно обосновавшись, тревога, усиливающаяся с каждым днем. И хотя ты давно уже не мальчик,  достаточно прожив на этом свете, и должен быть готовым ко всему, но так невыносимо больно становится от мысли, что он может уйти от нас…