Category: лытдыбр

1

Гамсутль - аул призрак или дагестанский Мачу Пикчу?


Мы дети наших городов. В его лабиринтах мы ищем то ли самих себя, то ли смысл жизни. Иногда нужно делать паузы, чтобы сбежать от рутины, забыть о делах, и отправиться куда-нибудь. Встать с первыми лучами солнца, накинуть на спину рюкзак с вещами, расчехлить фотоаппарат, пулей вылететь из дома, чтобы с условленного места сбора  отправиться в путь, в аул Гамсутль, в компании своих друзей-единомышленников.
Ведь всякое большое путешествие начинается с маленького шага.
Collapse )
1

Илюша, Мага, тетя Патя, и другие обитатели нашего двора.

Когда-то у нас жили евреи.
Нет, конечно, при желании и сейчас их можно найти. Можно хотя бы сходить в махачкалинскую Синагогу, и поглазеть, пообщаться с настоящим раввином.
Но, раньше их было намного больше, и они жили большими, и не очень, семьями в нашем дворе.

Каждое утро летом Илюша, в майке, сланцах, трениках, с обвисшими коленками, и удочкой на плече, шел ловить рыбу на море.
Обычно море было щедрым, и Илюша возвращался с парой тарашек, и десятком "бычков".
Весь свой улов он отдавал маме, та обжаривала рыбу, по своему, особому рецепту, на сковороде, и по всему подъезду разносился запах жаренной рыбы, и соседи знали, что Илюша сегодня вернулся  не с пустыми руками.
Но, бывали дни, когда море было не таким щедрым, и тогда мама отправляла сына в Гастроном купить колбасу на развес.
- Илюха, ты куда? - едва завидев его выходящим из подъезда, за между прочим поинтересовался Ибрашка.
- В матазин, за талбасой -  у Илюши были некоторые проблемы с дикцией. Он не выговаривал букву "к", и часто ее заменял буквой "т". Мы знали об этом и подтрунивали над ним.

Илюша не умел, и не любил драться. Поэтому старался держаться нашей компании, где находил покровительство и защиту.
Так и жили они втроем - Илюша, мама Римма, и старшая сестра Ирина.
Жили они бедно. По крайней мере, нам всем так казалось, пока их квартиру не обворовали.

Ирина начала встречаться с каким-то парнем на районе. Парень, как говорили, был видным, умел красиво ухаживать, делал подарки, и водил Ирину по кафешкам. Это уже после выяснилось, что он имел, к тому, сложности с законом. В один из вечеров, когда он ей полоскал уши очередной романтической байкой из "блатной" жизни, он незаметно сделал слепок ключей от квартиры. И когда Ирина была  в техникуме, а Илюша в школе, вместе с подельниками проникли в нее.
Соседи, почуяв неладное и услышав шум в квартире, вызвали милицию. Пока, те ломись в дверь, домушники связав простыни, через окно спускались с третьего этажа со всем наворованным счастьем. Когда очередь дошла до третьего, того самого ухажера Ирины, простыня порвалась, и наряду  милиции не составило большого труда догнать убегавшего от них, охромевшего домушника.

В те времена, подобные происшествия были чрезвычайным. По иронии судьбы расследование этого дела поручили следователю из соседнего дома. И естественно, спустя несколько дней, весь двор в деталях были осведомлен, на что покусились домушники. Следователь рассказал жене, та по секрету сообщила соседке с пятой квартиры, та, в свою очередь, добавив к списку еще пару пунктов, главному информагенству двора - тете Пате, ну а после галдел уже весь двор.
И именно тогда Мага, дослушав рассказ Илюши, в "Санаторке", выпуская кольца от пущенной по кругу "Примы" без фильтра,  и выдал свою крылатую фразу, которая ушла в народ:
"Сначала мы были бедные, а потом нас еще и обокрали".

Прошло время, эту историю сменяли другие, не менее интересные. У тети Пате всегда было, что рассказать любопытным соседкам.
Ирина вышла замуж. Мама нашла ей правильного, "своего", жениха. Свадьбу сыграли во дворе, брезентом обтянув железные конструкции.
Илюша, после восьмого класса оставил школу, и устроился на работу к своему дяде Натану
помощником парикмахера. Еще через год ему пришла повестка с военкомата, но на его удачу в стране наступила "перестройка", и они, как и все евреи, уехали на свою историческую родину, в Израиль. В их квартиры заселились другие жильцы, и лишь ветер на Песах напоминал о их жизни в Махачкале, и о пресном вкусе мацы.

Тем удивительней, когда много лет спустя, в одним студеным зимним вечером, в тот самый момент, когда снег уже не таял, соприкасаясь с землей, а дядя Муса, шатаясь, возвращался с пивной, Ибрашка вдруг произнес:
- О, зырьте, Илюша идет! Как будто и не уезжал.

Он шел к нам навстречу поскрипывая кожаным пиджаком и кожаными штанами. Е
го лицо, и его глаза выражало и безудержный восторг, но в тоже время и смущение.
- Пацаны, пацаны, я тат рад вас видеть. Тат рад!" - с годами он все также не выговаривал букву "к", заменяя ее буквой "т" - я спецом... на один день... С Пятигорска, на машине с водилой, приехал, чтобы вас увидеть. У нас там тема с тожей. Поехали в "Ленинград", я угощаю.

В ресторане его быстро развезло. Он сидел за столом, глуша коньяк, рассказывая, о себе, о маме, об Ирине с мужем, и отвечая на наши бесчисленные вопросы: "А как там Робик? А Йохик? А Бабон, чо там? А что там с Вадиком? Говорят шировым стал... А на иврите говоришь?".
Он говорил, и говорил, сопровождая рассказ энергичной жестикуляцией, и уже залпом опустошая рюмку.
А потом он заплакал. По-настоящему.
На что Мага сказал: "Сначала мы были бедными, еще нас обокрали, затем мы уехали, а после вернулись, ну а потом мы еще и заплакали".
- Пацаны, вы наверное думаете, что я набухался, но и представить не можете, тат я рад вас видеть. Я тат по вам стучал, тат стучал.
- Не понял, кому это ты на нас стучал? В Моссад что ли?

- Да нее - глотая слезы, - не стучал, а стучал. Ну не могу я эту букву, будь она не ладна, выговорить.
- Да поняли мы все, Илюха. Мы тоже тебя часто вспоминали. Честно.


Тут к нашему столу подошла официантка, узнать все ли у нас в порядке, и не требуется ли нам помощь. Ибрашка, в двух словах объяснил, что не стоит беспокоиться, и у него просто приступ ностальгии по Родине.
- Ты это, ты давай прекращай тут плакать. А то люди уже на нас  смотрят. Сам знаешь, не принято это у нас.
- А мне плевать. И на них плевать. Мне хорошо сейчас, с вами, что мне на все плевать. Все равно я ночью уеду. Пусть говорят. Пусть смеются.


Ночью он уехал обратно. Больше мы ничего о нем не слышали. Но, все-таки надеемся, что когда-нибудь он вновь приедет, раскинет свои руки в стороны, и скажет, криво улыбаясь: "Пацаны, пацаны, я тат рад вас всех видеть, тат рад!"

Когда-то у нас жили евреи. Они были частью нашей жизни, нашего двора. Иной раз я думаю, что ветер на еврейскую Пасху, как напоминание о них, и о пресном вкусе мацы.

6

"Цейтнот"

"Я не специально, так вышло, что..." - и уронив взгляд на пол, иногда стыдливо, начинаю озвучивать очередную невороятную причину моего вынужденного опоздания на работу. Зачастую это заканчивается устным замечанием, но случается так, что те самые причины приходится описывать уже на бумаге в виде обьяснительной, которая неизменно начинается с фразы: " Ничто не предвещало беды в это прекрасное утро...", и далее по порядку, с описанием самых невероятных чередований событий, листа на два-три, и в литературной обработке. Но, начальство - зло! Их мозг рационален - им чуждо моей души прекрасные порывы, и мое скомканное "творчество" летит в корзину, а взамен, в двух строках, пишутся, скудные, скучные, и обыденные обьяснительные: "проспал", "попал в пробку", "не услышал будильника". А следом дописка: " Впредь, надеюсь, больше этого не повторится". На самом деле, я и сам не знаю, как так выходит. Я же не специально , просто так как-то само собою случается, что живу в постоянном цейтноте...
Но, я знаю, знаю, что мир не совершеннен, и что я не один такой на свете. Из этого следует, что ничего не следует, но вот скажите-ка мне - как часто вы опаздываете на работу, и какие обяснения вы приводите, чтобы оправдаться?

Запись сделана с помощью приложения LiveJournal для Android.

1

О разном, и не только...

Давно хотелось рассказать...
Есть некоторые сокровенные вещи, которые спрятаны от посторонних глаз, потому что тема больная для тебя, и которую стараешься забыть, как страшный сон.
Только своим, в узком кругу.
В моей жизни мало тех, кто видел мои слезы, и еще меньше тех, кому их можно доверять.
Почему сейчас? Так совпало, что один человек пришел к власти, другой ушел с должности, которую занимал долгие годы. И которые оба, в определенный момент, повлияли на мою жизнь.

Решение того, или иного, политика влияет на судьбы, как миллионов, так и отдельных людей. Я всегда старался держаться подальше, как от них, так и от самой политики. Но, как всем нам известно - "вы можете не заниматься политикой, все равно политика занимается вами."Collapse )
2

И снова здравствуй мир…

И это снова все тот же странник, блуждающий по этой сумасбродной стране, под названием Жизнь. Мой голос осип, моя речь почти невнятна. И пишу я корявым, уносящимся почерком.

У каждого свой путь, по тропе своей жизни. Иногда дороги смыкаются, и вы идёте уже вместе. Держась за руки. Но всегда есть момент, когда вы стоите у развилки, и в этот момент ты осознаешь, что это все - дальше каждый, теперь уже по своему пути. И сколько бы ты не оборачивался назад, пытаясь вернуться в то время, как сильно тебе не хотелось бы чувствовать это вновь, ты понимаешь, что некоторые вещи случаются только раз в жизни. По крайней мере, твоей. И чтобы не было, и как не случилось бы, тебе остается сохранить тот свет, который озарял вас обоих. Надо просто отпустить, от чего-то отказываться, и что-то менять. Но пока вокруг слишком темно. Я не боюсь темноты, но мне в ней не очень комфортно. Если сомкнуть веки, погрузиться в нее, то увидишь, что она простирается далеко за пределы твоих закрытых глаз. Но проходят секунда за секундой, ты замечаешь, как эта бездна наполняется разноцветными картинками. И появляется свет. Я люблю свет, но он не всегда дает ясность и понимание, и не всегда спасает от одиночества.

Первое, что я хочу, едва проснувшись – это уснуть снова. Но мысли, проснувшиеся вместе с тобой, и обязанности, заставляют поднять свое тощее тело с постели.
Отдайте мне утро, я подарю вам ночь. Подарите мне ночь, и я забуду про утро, а за компанию и про день, и там уже недалеко и до следующего.

Раньше я не замечал времени, а теперь за ним никак угнаться не могу. Мне крайне необходимо ухватиться за него двумя руками. Но оно улетает, и незаметно уносится. И ты понимаешь, что поймать время, это всего лишь метафора. Угнаться за ним – преодоление. Сделав это, тебя уже не так часто будут попадаться кривые зеркала.

Если мне не суждено попасть в историю,  то хотелось, хотя бы, чтобы она не наследила на мне…

Я думал, что точно знаю, когда это началось, но не знаю, когда все закончится. Оказывается, все началось намного раньше, чем ты думаешь. Намного раньше. Это все те же проделки времени. Надо просто попытаться смотреть вперед. Ценить то, что имеешь. Жить настоящим. Не думать о последствиях. И главное, верить, что чудеса случаются. Ведь часики тикают, секунды песочком сыпется, образуя кучки минут, часов, дней. Дни, по возможности, непохожие друг на друга. Мое вчера было особенно «штормовым». Который я запомню на всю оставшуюся жизнь. Но который не хотел повторять вновь. Пусть так и останется особенным, непохожим на все остальные. Дни, которыми сплетается твоя жизнь – обман с чарующей тоскою…

Фото: Арсений Семенов

2

Трудно быть БлОГОМ

Буквально на днях вышел свежий номер "Avantage". Сейчас глянцем пожалуй трудно кого-нибудь удивить. На рынке сейчас можно найти их, на любой вкус и цвет. И, в основном, они мало чем отличаются друг от друга. Работая и творя, по какому-то одному, единому шаблону - бренды, тренды, мода, фотографии, аксессуары. В том числе всего этого полно и у них. Но что их отличает, так это уже сложившийся стиль, оригинальный дизайн, и интересно наполнение. Приятно наблюдать, как эти дерзкие девчонки, и в основном все ходят со мной в друзьях, из номера в номер пытаются пытаются сделать журнал лучше, привлекательнее и интереснее. Стараясь придумать и привнести свежие находки и воплотить интересные задумки. Такую, как эту. Пригласив на разговор в художественную галерею "Вагидат", тех, кого позорно называют блогером. Дабы выяснить, что это такое. И зачем это нужно.
И вот, что из этого всего получилось.

"Все под блогом ходим"
144.83 КБ70.46 КБ

 

Collapse )