Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

2

Естественный отбор

Аве мне, Аве! В начале апреля, в Москве, в Центре Современного искусства "Винзавод" открылась традиционная выставка "Best of Russia" - лучшие фотографии России - 2014.
В двух самых больших пространствах "Винзавода" представлено более 300 работ, прошедших строгий конкурсный отбор.


На выставке, где можно будет увидеть работы, как именитых и признанных мастеров искусства фотографии, так и начинающих авторов, оказался и мой снимок.

На удачу отправив на конкурс пять своих списком, на моё удивление одна их них - "Кубачинский мастер за работой", была отобрана в числе лучших.

Теперича, после этого, к моему имя-фамилие смело можно добавлять - "как бы фотограф". Пойду гордиться, и раскручивать Куртаева на благодарность, за то, что невольно возвысил аул Кубачи. )

1

Мои года - моё богатство

Как же портятся с годами люди. Особенно я.(с)
Я давно уже не мальчик. Мое время летит, утекает, как вода сквозь пальцы Цифры в паспорте безжалостно твердят, что мне давно уже нежно за сорок. Все адекватные люди либо давно спились, либо стали закоренелыми лентяями. И, как бы не молодился, что не смотря на возраст  душой молод и горяч, и что в теле, местами, присутствует стать и содержание, но, против природы не попрешь, она все раставит по своим местам.

Вот, давеча, к примеру, мы торжественно поздравляли наших женщин. И не просто абы как, а вскладчину сообразили на корпоратив. Как у людей - в ресторане, с музыкой и накрытыми столами. И,как водится пьешь за женщин, говоришь о женщинах, и  посматриваешь в сторону на молодых девиц с соседнего корпоратива. Опытным глазом подмечаешь, одну такую - высокую и красивую блондинку в облегающем ее стройную фигуру зеленом платье. Знаками и сигналами начинаешь оказывать ей свою предрасположенность и намерение свести на время кривые наших судеб, в голове прокручивая поэтапный план знакомства, что от напряжения разум сводит, а тут подойдет незнакомая тебе "знойная женщина - мечта поэта", и начнет решительно так тебя танцавать в медленном вальсе.

- Это что, белый танец? - пытаясь проявить галантность - дамы приглашают негров?
Шутка зашла со второго раза, после моих некоторых разъяснений.
- Как дела? - спросила она, глядя мне в глаза, пытаясь заинтересованность сопроводить томным взглядом. Но, из-за   пышных форм ее тела, что невольно держало нас пионерском на расстоянии и громко звучащей мне с трудом удалось расслышать ее вопрос.
- Спасибо, по-разному - прижимаясь к ней и сдавливая ее объемную грудь, чтобы дотянуться до ее уха, краем глаза обращая внимание, как твои коллеги вооружились телефонами.
Дама восприняла мои действия по своему - "О-о-о" - еще больше прижавшись ко мне, восторженно протянула она - а ты, я смотрю, можешь. Прешь, прям как ледокол" - и отойдя на шаг от меня она крутанулась вокруг своей оси, следом рывком прильнула к моему телу, и выгибая спину стала наклоняться назад, одновременно сгибая и приподнимая левую ногу.

В воздухе отчетливо запахло надвигающейся катастрофой. При всем своем желании, и скрытых возможностях застенчивого супермена, могу поклясться соседским котом, из этого вышел бы самый настоящий форс-мажор. И вполне веротно на утро я проснулся бы знаменитостью взовавшим интернет.
- Тише, тише... Не кажется ли вам, что мы несколько торопим события - моля о том, чтобы музыка побыстрее закончилась - все-таки нам надо как-то поближе узнать друг друга.
- Да, нее, что тут такого-то? - сказала она с некоторой досадой в лице - ладно, тогда мы с тебя еще один танец.

Она настигла меня в курилке, куда я направился, чтобы не попасться ей на глаза. Взяла меня за руку, и сказала - "Пошли". Мои руки вновь оказались у нее на талии, чуть шире ее же бедер. Хотя, нет, шире, еще шире. И под насмешки моих коллег, мы вновь сплелись в один узел танцевальной страсти.
- Можно спросить - почему именно я?!
- Ты мне понравился, - ответила она, и добавила - Да и с виду ничего так. И еще ты хорошо танцуешь.

"Боже" - воскликнул я про себя. Дожили. Меня наглым образом клеют, и неизвестно чем это все может завершиться. Хотя, конечно же, известно чем. Нужно было что-то делать. Нужно было как-то выходить из положения. Причем красиво. Чтобы не обидеть.
- Расскажи мне что-нибудь - как бы между прочим попросила она.
- В смысле, что рассказать?
- Ну, что-нибудь. Что тебе разве мне рассказать?
- Хм...Ну, есть, конечно. Только вот что?
- Да, что угодно...
Я сужорожно стал мысленно перебирать, как красиво выйти из положения, и чем бы ее можно было бы удовлетворить.  Но, как назло в голове смерчем бушевал сумбур. И тут меня посетила спасительная идея.
- Хорошо, я расскажу вам кое-что.. Оно должно вам понравится. Тем более в такой день. - выждав театральную паузу для пущей убедительности, добавил - но, с одним условием - после этого танца мы расходимся, как в море корабли. Согласны?
- Да. Хорошо. Согласна.
 И вновь прижав ее своим телом, чтобы быть поближе к ее ушам, я стал выразительно, почти не запинаясь декламировать стихотворение Дмитрия Быкова "На самом деле мне нравилась только ты..."

P.S. А еще мне давеча тут приснился эротический сон. С одной моей хорошей знакомой. Думаю, что это возрастное, а из-за несостоявшегося продолжения моего спонтанного знакомства. Тем более он, как назло, закончился на самом интересном месте, когда мы вместе пылали страстью. Эх, мои года - мое богатство.
1

Гамсутль - аул призрак или дагестанский Мачу Пикчу?


Мы дети наших городов. В его лабиринтах мы ищем то ли самих себя, то ли смысл жизни. Иногда нужно делать паузы, чтобы сбежать от рутины, забыть о делах, и отправиться куда-нибудь. Встать с первыми лучами солнца, накинуть на спину рюкзак с вещами, расчехлить фотоаппарат, пулей вылететь из дома, чтобы с условленного места сбора  отправиться в путь, в аул Гамсутль, в компании своих друзей-единомышленников.
Ведь всякое большое путешествие начинается с маленького шага.
Collapse )
1

Илюша, Мага, тетя Патя, и другие обитатели нашего двора.

Когда-то у нас жили евреи.
Нет, конечно, при желании и сейчас их можно найти. Можно хотя бы сходить в махачкалинскую Синагогу, и поглазеть, пообщаться с настоящим раввином.
Но, раньше их было намного больше, и они жили большими, и не очень, семьями в нашем дворе.

Каждое утро летом Илюша, в майке, сланцах, трениках, с обвисшими коленками, и удочкой на плече, шел ловить рыбу на море.
Обычно море было щедрым, и Илюша возвращался с парой тарашек, и десятком "бычков".
Весь свой улов он отдавал маме, та обжаривала рыбу, по своему, особому рецепту, на сковороде, и по всему подъезду разносился запах жаренной рыбы, и соседи знали, что Илюша сегодня вернулся  не с пустыми руками.
Но, бывали дни, когда море было не таким щедрым, и тогда мама отправляла сына в Гастроном купить колбасу на развес.
- Илюха, ты куда? - едва завидев его выходящим из подъезда, за между прочим поинтересовался Ибрашка.
- В матазин, за талбасой -  у Илюши были некоторые проблемы с дикцией. Он не выговаривал букву "к", и часто ее заменял буквой "т". Мы знали об этом и подтрунивали над ним.

Илюша не умел, и не любил драться. Поэтому старался держаться нашей компании, где находил покровительство и защиту.
Так и жили они втроем - Илюша, мама Римма, и старшая сестра Ирина.
Жили они бедно. По крайней мере, нам всем так казалось, пока их квартиру не обворовали.

Ирина начала встречаться с каким-то парнем на районе. Парень, как говорили, был видным, умел красиво ухаживать, делал подарки, и водил Ирину по кафешкам. Это уже после выяснилось, что он имел, к тому, сложности с законом. В один из вечеров, когда он ей полоскал уши очередной романтической байкой из "блатной" жизни, он незаметно сделал слепок ключей от квартиры. И когда Ирина была  в техникуме, а Илюша в школе, вместе с подельниками проникли в нее.
Соседи, почуяв неладное и услышав шум в квартире, вызвали милицию. Пока, те ломись в дверь, домушники связав простыни, через окно спускались с третьего этажа со всем наворованным счастьем. Когда очередь дошла до третьего, того самого ухажера Ирины, простыня порвалась, и наряду  милиции не составило большого труда догнать убегавшего от них, охромевшего домушника.

В те времена, подобные происшествия были чрезвычайным. По иронии судьбы расследование этого дела поручили следователю из соседнего дома. И естественно, спустя несколько дней, весь двор в деталях были осведомлен, на что покусились домушники. Следователь рассказал жене, та по секрету сообщила соседке с пятой квартиры, та, в свою очередь, добавив к списку еще пару пунктов, главному информагенству двора - тете Пате, ну а после галдел уже весь двор.
И именно тогда Мага, дослушав рассказ Илюши, в "Санаторке", выпуская кольца от пущенной по кругу "Примы" без фильтра,  и выдал свою крылатую фразу, которая ушла в народ:
"Сначала мы были бедные, а потом нас еще и обокрали".

Прошло время, эту историю сменяли другие, не менее интересные. У тети Пате всегда было, что рассказать любопытным соседкам.
Ирина вышла замуж. Мама нашла ей правильного, "своего", жениха. Свадьбу сыграли во дворе, брезентом обтянув железные конструкции.
Илюша, после восьмого класса оставил школу, и устроился на работу к своему дяде Натану
помощником парикмахера. Еще через год ему пришла повестка с военкомата, но на его удачу в стране наступила "перестройка", и они, как и все евреи, уехали на свою историческую родину, в Израиль. В их квартиры заселились другие жильцы, и лишь ветер на Песах напоминал о их жизни в Махачкале, и о пресном вкусе мацы.

Тем удивительней, когда много лет спустя, в одним студеным зимним вечером, в тот самый момент, когда снег уже не таял, соприкасаясь с землей, а дядя Муса, шатаясь, возвращался с пивной, Ибрашка вдруг произнес:
- О, зырьте, Илюша идет! Как будто и не уезжал.

Он шел к нам навстречу поскрипывая кожаным пиджаком и кожаными штанами. Е
го лицо, и его глаза выражало и безудержный восторг, но в тоже время и смущение.
- Пацаны, пацаны, я тат рад вас видеть. Тат рад!" - с годами он все также не выговаривал букву "к", заменяя ее буквой "т" - я спецом... на один день... С Пятигорска, на машине с водилой, приехал, чтобы вас увидеть. У нас там тема с тожей. Поехали в "Ленинград", я угощаю.

В ресторане его быстро развезло. Он сидел за столом, глуша коньяк, рассказывая, о себе, о маме, об Ирине с мужем, и отвечая на наши бесчисленные вопросы: "А как там Робик? А Йохик? А Бабон, чо там? А что там с Вадиком? Говорят шировым стал... А на иврите говоришь?".
Он говорил, и говорил, сопровождая рассказ энергичной жестикуляцией, и уже залпом опустошая рюмку.
А потом он заплакал. По-настоящему.
На что Мага сказал: "Сначала мы были бедными, еще нас обокрали, затем мы уехали, а после вернулись, ну а потом мы еще и заплакали".
- Пацаны, вы наверное думаете, что я набухался, но и представить не можете, тат я рад вас видеть. Я тат по вам стучал, тат стучал.
- Не понял, кому это ты на нас стучал? В Моссад что ли?

- Да нее - глотая слезы, - не стучал, а стучал. Ну не могу я эту букву, будь она не ладна, выговорить.
- Да поняли мы все, Илюха. Мы тоже тебя часто вспоминали. Честно.


Тут к нашему столу подошла официантка, узнать все ли у нас в порядке, и не требуется ли нам помощь. Ибрашка, в двух словах объяснил, что не стоит беспокоиться, и у него просто приступ ностальгии по Родине.
- Ты это, ты давай прекращай тут плакать. А то люди уже на нас  смотрят. Сам знаешь, не принято это у нас.
- А мне плевать. И на них плевать. Мне хорошо сейчас, с вами, что мне на все плевать. Все равно я ночью уеду. Пусть говорят. Пусть смеются.


Ночью он уехал обратно. Больше мы ничего о нем не слышали. Но, все-таки надеемся, что когда-нибудь он вновь приедет, раскинет свои руки в стороны, и скажет, криво улыбаясь: "Пацаны, пацаны, я тат рад вас всех видеть, тат рад!"

Когда-то у нас жили евреи. Они были частью нашей жизни, нашего двора. Иной раз я думаю, что ветер на еврейскую Пасху, как напоминание о них, и о пресном вкусе мацы.

1

Тамада, он такой тамада

Ой, что было, что было...
Ходили с Зявой на свадьбу, ага.
Я было попытался отказаться, в оправдание приводя причину, что этот жанр позабыт мною, за давностью посещений и отсутствия к нему всякого интереса, но брат сказал - "Надо", и к слову вставил интонацию сдержанного восклицания пятого уровня.
Вообще, он редко пользуется запрещенными приемами младших "джедаев", но, если это происходит, значит действительно "Надо".
И я еще, по неразумению своему, отказывался.

Что есть свадьба - торжество. Что есть свадьба по-дагестански - это отдельная, очень яркая, но короткая жизнь, со всеми атрибутами, традициями, у который имеются своя цена и которая, бывает, что в итоге, вытекают в совсем неприличные расходы.
Но не об этом я...

В назначенное время, с опозданием на по традиции на час, мы прибыли к банкетному залу "Валас".
"Валас", он такой же, как и "Марракеш", только квадратный, с лестницей и красной ковровой дорожкой, как на Каннском фестивале. Все чинно и благородно, как на приеме аглицкой королевы.
На входе, дежурной улыбкой, со свисающим, поверх брюк, пузом, нас встречал сам отец жениха, который поручил какому-то отдельному человеку сопроводить нас в зал, и усадить за один, из множества, круглых столиков, со всевозможными яствами и разнокалиберной выпивкой.
В центре просторного зала, на небольшом возвышении, в обрамлении колонн и прочей мишуры, находился стол жениха и невесты, которые обещали быть позже.
Но и сейчас не об этом я хотел бы рассказать, а о тамаде.

Ой, что было, что было...
Если и ходить на свадьбы, то по одной из причин, это, чтобы послушать тамаду. Это же целый жанр словесности, риторики, и ораторского искусства.
По всему залу растекалась песня, в исполнении какой-то певицы, стоявшей на небольшом подиуме, с микрофоном в руках.
В один момент музыка прервалась, из динамиков послышалось шум и шуршание, словно пытались продуть от засора микрофон, и уже после донесся зычный, с небольшим акцентом, голос тамады:
- "Уважаемые гости нашего торжества! Давайте поблагодарим за такую замечательную песню, которую нам подарила наша замечательная Зубаржат Магомедханова - Заслуженная артистка Республики Дагестан, наша умница, красавица, наша гордость".

Зал, большинство из которых руки были заняты вилками, бокалами, и разговорами между собой, вяло отреагировал хлипкими аплодисментами.

- "Дорогие наши гости. Сегодня для всех нас особенный, торжественный день. И не только для семей жениха и невесты, но и не побоюсь этого слова, для всего Дагестана" - тамада продолжил свою пламенную речь - "Сегодня, в этом зале, соединяются два сердца, два цветка, которые долгие годы растили и готовили к этому торжеству две прекрасные семьи."

Позабыв обо всем, я внимательно, стараясь не упустить ни одно слово, слушал пламенную речь, доносившуюся из динамиков.
 -  "...И как напутствовал всех нас пророк Муххамад - тут он добавляет к имени, как полагается - салляллаху алейхи ва саллям: " Плодитесь и размножайтесь, и тем самым увеличивайте мою умму". Так давайте поднимем бокалы, за создание еще одной семьи. Алхамдулиллах! "

Зал, почти не вслушиваясь в речь тамады, чокается и выпивает за сказанное.
Тут приезжают молодые. Под торжественную музыку, зал встает и аплодисментами сопровожает их к своему столу.

- "Дорогие друзья, вот, вот она наша пара, наши виновники торжества, которые сегодня соединили свои сердца и создали еще одну мусульманскую семью. Я предлагаю поддержать их и отметить столь значимое событие".
Зал дружно встает, чокается и выпивает за сказанное тамадой.

-"А сейчас я бы хотел, чтобы в центр зала вышли наши родители - имелись в виду родители жениха и невесты - Где же они? Позовите их! Уважаемые наши родители, подойдите к нам, пожалуйста" - и уже крича в микрофон, что в ушах звон стоит - "Ле, Рамазан, чо, тебе особое приглашение нужно что ли, иди сюда, ваа! - дождавшись когда они соберутся вместе, он продолжил - Уважаемые друзья, сегодня две эти семьи пополнили страницы своих домовых книг. Одному Всевышнему известно, сколько сил, труда, терпения им пришлось приложить, чтобы вырастить, дать воспитание, образование, обеспечить и устроить их судьбу, чтобы мы все сегодня радовались такому значимому моменту в их жизни. Объявляю танец родителей. Ле, Рамазан, бихъинчи, ну-ка давай зажги, покажи всем молодым, как надо танцевать. Покажи, что ты все еще можешь..."

Вновь играют звуки лезгинки, и Рамазан болтая пузом, начинает кружиться в танце со своей супругой. Сразу же вокруг них образуется круг и близких родственников, которые по очереди начинают всовывать тысячные банкноты в ее сжатые ладони.

Танец заканчивается, все садятся, а тамада продолжает отрабатывать свой хлеб:
- "Уважаемые друзья! Мы с вами живем в прекрасном, благословенном месте. Дагестан сегодня цветет и процветает с каждым днем. С вершин высоких гор стекают слезы радости, которые образуют море счастья. Счастье, в котором мы сейчас купаемся, и которое я хочу пожелать нашему жениху и невесте. А еще любви, взаимопонимания, и взаимо...ровности..." - на последнем слове,  я чуть не поперхнулся, а Зява начал укатываться со смеху.

Он был бесподобен. Я хотел встать посреди зала, и кричать ему "Бис, бис". За то короткое время, он стал моим кумиром. И будь я девушкой, я точно хотел бы иметь от него детей.
Я продолжал бы слушать, и слушать его, не отвлекаясь, и позабыв обо всем на свете, но мы были вынуждены удалиться, чтобы поехать на еще одно торжество. Пусть не такое пафосное, но все-таки торжество. И в котором также был свой тамада, и присутствовали все атрибуты современной свадьбы.

"Свадьба, свадьба, в жизни только раз. Может два, а может три, но это не про нас..."
6

"Цейтнот"

"Я не специально, так вышло, что..." - и уронив взгляд на пол, иногда стыдливо, начинаю озвучивать очередную невороятную причину моего вынужденного опоздания на работу. Зачастую это заканчивается устным замечанием, но случается так, что те самые причины приходится описывать уже на бумаге в виде обьяснительной, которая неизменно начинается с фразы: " Ничто не предвещало беды в это прекрасное утро...", и далее по порядку, с описанием самых невероятных чередований событий, листа на два-три, и в литературной обработке. Но, начальство - зло! Их мозг рационален - им чуждо моей души прекрасные порывы, и мое скомканное "творчество" летит в корзину, а взамен, в двух строках, пишутся, скудные, скучные, и обыденные обьяснительные: "проспал", "попал в пробку", "не услышал будильника". А следом дописка: " Впредь, надеюсь, больше этого не повторится". На самом деле, я и сам не знаю, как так выходит. Я же не специально , просто так как-то само собою случается, что живу в постоянном цейтноте...
Но, я знаю, знаю, что мир не совершеннен, и что я не один такой на свете. Из этого следует, что ничего не следует, но вот скажите-ка мне - как часто вы опаздываете на работу, и какие обяснения вы приводите, чтобы оправдаться?

Запись сделана с помощью приложения LiveJournal для Android.

1

О разном, и не только...

Давно хотелось рассказать...
Есть некоторые сокровенные вещи, которые спрятаны от посторонних глаз, потому что тема больная для тебя, и которую стараешься забыть, как страшный сон.
Только своим, в узком кругу.
В моей жизни мало тех, кто видел мои слезы, и еще меньше тех, кому их можно доверять.
Почему сейчас? Так совпало, что один человек пришел к власти, другой ушел с должности, которую занимал долгие годы. И которые оба, в определенный момент, повлияли на мою жизнь.

Решение того, или иного, политика влияет на судьбы, как миллионов, так и отдельных людей. Я всегда старался держаться подальше, как от них, так и от самой политики. Но, как всем нам известно - "вы можете не заниматься политикой, все равно политика занимается вами."Collapse )
2

Движение - жизнь

- Вот скажи мне, о чем ты, вообще, думал - причитала маман глядя на мои выразительно-художественные раны - тебе уже за сорок, а ведешь себя, как глупый мальчишка. Ты только скажешь в ответ - "Мама, я не плакал..."
-Да, мама, по сути, я все еще мальчик, с сединой и морщинами, и бесом в ребро, которому просто не повезло. Хотя, чаще всего, невезение и есть кара за глупость. Да и о чем еще я мог думать, когда позади тебя движется "мерс", который и не думал сбавлять скорость перед велосипедистом. Или мне так показалось, что не сбавил, не знаю. Я просто перестраховался, свернув на обочину, и только в последний момент заметив, под передним колесом, небольшую канавку. А дальше ты наблюдаешь, как время, на короткий миг, сжимается, и разбиваясь на маленькие отрезки, в каждом борясь с оцепенением, пытаешься предупредить неизбежное падение. Но все оказывается тщетным, передние колесо утыкается в канавку, и с возгласом - "Ох, блядь", ты восхитительно бьешся о землю.

- Вот скажи, тебе это надо было? - недоумевали друзья и знакомые, глядя на мою замурованную гипсом, руку. Что вам ответить? Мы все умны задним числом, и нам же конечно все очевидней очевидного, уже после случившегося. Если бы, да кабы, поехал бы участвовать? Нет, соломинку не постелил, а вот скорость точно сбавил бы. Да и понаглее был бы. Мне просто не хватило опыта. Спуск то ведь, сука, коварен. Он, без усилий, даст тебе эйфорию от скорости, рождая чувство полета, но и в разы увеличивает риск и опастность. Что, порой, маленький форс-мажор привести к тому, что ты будешь тормозить на обочине ладонью, локтем, плечом, головой, бедром, голенью. Что поднявшись и придя в себя, от легкого помутнения в глазах, со злости и где-то даже отчаяния, выпалишь: "Ох...еть, что это было, нах?".  
Опыт, если и прибавляет нам мудрости, то глупость нашу не преуменьшает.

Можно сколько угодно предпологать и хорохориться, и что там, надеясь, но рентген расставит все точки над i - перелом головки лучевой кости. Да еще кожа содрана на ладони, бедре, локте, плече и голени. Теперь в этих местах трогательно болит. Правда перелом без смещения. Прекрасная новость я считаю. Каких-то четыре недели и ты снова на велике. Все остальное - это уже производное. Буквально все приходиться делать левой рукой - ем, курю, чешусь, ковырюсь в носу, и даже саламирую. Иной раз кажется, что даже мыслю только левым полушарием. Но более всего напрягает печатать левой рукой сообщения на телефоне.

- Даганов, ну ты, что, совсем дурак?! - а знаешь Вика, ведь я к тебе и шел, чтобы услышать именно эти слова. Не слов жалости и утешения, чуждых тебе по духу, а еще привычного вечера, со сваренным кофем в турке и разговорами за жизнь. От которой ты уже ничего особенного и не ждешь. Просто принимаешь ее какую есть - без иллюзий и попыток понять и разгадать. Веди жить - то же, что и любить; разум против, здоровый инстинкт - за. Да, можно не искать смысла в случайностях, а просто чувствовать встречный ветер, бьющий тебя в лицо на скорости. 
Жизнь требует движения (с)
default
1

Под небом над облаками

И снова здравствуй мир!
Не важно сколько дней в твоей жизни, а сколько жизни в твоих днях. Иной раз бывает трудно заполнить ею, отбросив суету и обыденность, даже один день, и прожить его так, чтобы после, в красках вспоминать его. И лучше не одному, а вместе св компании дружной и веселой компании. В данном случае это была группа"Джурабаны-трэвел".
Не совсем обычный день, который я хочу описать, получился, своего рода, преодолением. Наверное, прежде всего, самих себя. Ведь не каждый день тебе предоставляется возможность покорить Шалбуздаг, считающуюся, согласно поверьям народов южного Дагестана, святой.
IMG_0443

Collapse )
2

И снова здравствуй мир…

И это снова все тот же странник, блуждающий по этой сумасбродной стране, под названием Жизнь. Мой голос осип, моя речь почти невнятна. И пишу я корявым, уносящимся почерком.

У каждого свой путь, по тропе своей жизни. Иногда дороги смыкаются, и вы идёте уже вместе. Держась за руки. Но всегда есть момент, когда вы стоите у развилки, и в этот момент ты осознаешь, что это все - дальше каждый, теперь уже по своему пути. И сколько бы ты не оборачивался назад, пытаясь вернуться в то время, как сильно тебе не хотелось бы чувствовать это вновь, ты понимаешь, что некоторые вещи случаются только раз в жизни. По крайней мере, твоей. И чтобы не было, и как не случилось бы, тебе остается сохранить тот свет, который озарял вас обоих. Надо просто отпустить, от чего-то отказываться, и что-то менять. Но пока вокруг слишком темно. Я не боюсь темноты, но мне в ней не очень комфортно. Если сомкнуть веки, погрузиться в нее, то увидишь, что она простирается далеко за пределы твоих закрытых глаз. Но проходят секунда за секундой, ты замечаешь, как эта бездна наполняется разноцветными картинками. И появляется свет. Я люблю свет, но он не всегда дает ясность и понимание, и не всегда спасает от одиночества.

Первое, что я хочу, едва проснувшись – это уснуть снова. Но мысли, проснувшиеся вместе с тобой, и обязанности, заставляют поднять свое тощее тело с постели.
Отдайте мне утро, я подарю вам ночь. Подарите мне ночь, и я забуду про утро, а за компанию и про день, и там уже недалеко и до следующего.

Раньше я не замечал времени, а теперь за ним никак угнаться не могу. Мне крайне необходимо ухватиться за него двумя руками. Но оно улетает, и незаметно уносится. И ты понимаешь, что поймать время, это всего лишь метафора. Угнаться за ним – преодоление. Сделав это, тебя уже не так часто будут попадаться кривые зеркала.

Если мне не суждено попасть в историю,  то хотелось, хотя бы, чтобы она не наследила на мне…

Я думал, что точно знаю, когда это началось, но не знаю, когда все закончится. Оказывается, все началось намного раньше, чем ты думаешь. Намного раньше. Это все те же проделки времени. Надо просто попытаться смотреть вперед. Ценить то, что имеешь. Жить настоящим. Не думать о последствиях. И главное, верить, что чудеса случаются. Ведь часики тикают, секунды песочком сыпется, образуя кучки минут, часов, дней. Дни, по возможности, непохожие друг на друга. Мое вчера было особенно «штормовым». Который я запомню на всю оставшуюся жизнь. Но который не хотел повторять вновь. Пусть так и останется особенным, непохожим на все остальные. Дни, которыми сплетается твоя жизнь – обман с чарующей тоскою…

Фото: Арсений Семенов