kvadrat_malevichа (daganoff) wrote,
kvadrat_malevichа
daganoff

Category:

Последнее интервью...

Этим интервью, которое отец буквально перед своей смертью журналу "Народы Дагестана", можно сказать подводит черту под своей деятельностью, и своей жизнью. В нем речь, в основном идет о литературе, но некоторые вопросы и ответы, затрагивают все сферы жизни, общества.


– Абдулла Газимагомедович, в литературе утверждают, что общество пережило Каменный, Золотой и Серебряный века, взлет и падение культуры, духовности и нравственных ценностей, сталкивалось с варварством. Какое время ныне переживает литература?

– Не прибегая к этим перечисленным векам, пережитым обществом, о нынешнем состоянии литературы могу сказать следующее. Так получилось, что я прожил и проживаю в двух государствах: в Советском Союзе и нынешней России. Эпоха перемен, которая обрушилась на нас, не могла не сказаться и на литературе. Если раньше она отличалась вдумчивостью и основательностью, то сейчас литература стала, если можно так выразиться, актуальной, стремящейся идти в ногу со временем. Авторство сведено до проектов. Редко, когда произведение живет больше десяти лет, оставляя на душе послевкусие. Современная проза ужимается с романа до повести, с повести до рассказа. Литература стала коммерческой. Но главной причиной, как мне кажется, стало то, что изменился сам читатель. А те авторы, которые пишут основательно, просто не могут угнаться за временем.


–Говорят, что культура определяет стержень государства, а красота спасет мир. Вы согласны с такими тезисами, если да, то почему?

– Под культурой подразумевается много понятий. Есть культура человеческая – это знание своего места в обществе, порядочность, образование, ум, любовь к женщине, семье, аулу, родному краю, Родине, готовность пожертвовать собой за Отечество. Об этом можно говорить очень много.

Есть культура общенародная, которая играет большую роль в развитии и процветании общества. Для сохранения народа, его основы и культуры главным стержнем является язык, через общение на котором люди понимают друг друга. Если исчезнет язык, произойдет деградация – гибель нации. Нет больше горя, чем незнание своего родного языка. Вместе с исчезновением языка народ может потерять свою самобытность. Сливаясь с чужой культурой, языком, традициями, обычаями, он может потерять и свою Родину. Поэтому многие писатели, ученые, мыслители с болью в сердцах говорили и говорят о сохранении родного языка, родной культуры. Испокон веков государства поддерживали культуру, зная, что она является стержнем, основой. В этом они видят красоту своей жизни.

– Почему нынче писатели стали мало писать или это не так? У кого из пишущих на сегодняшний день писателей и поэтов Дагестана богата литературная жизнь и кто из них самый читаемый?

– Человек, считающий себя писателем, поэтом, драматургом, как бы тяжело ни было в жизни, никогда не станет ныть и не прекратит писать. Главная проблема в том, что ни в республике, ни в стране писателям не уделяются, как в советское время, забота и внимание. Они бедны, нет гонорара, нет другого источника, чтобы прокормить себя и семью. Нет предпринимательского таланта. Но все-таки многие сохраняют авторский дух и пишут.

Меня порадовала новая книга Магомеда Ахмедова «Поэт». Я бы поставил её в один ряд с лучшими произведениями известных писателей. В переводе на русский язык оригинально звучат стихи талантливой Ханбиче Хаметовой. Как всегда разнообразны в тематике и оригинальны по жанру Магомед-Расул и Газимагомед Галбацов. Жду следующей повести  Алисы Ганиевой. Когда вокруг произведения поднимается шум, значит оно в обозрении читателей. А о других новых произведениях дагестанских литераторов ничего не могу сказать, потому что нет у нас ни одного переводчика, работающего на профессиональной основе.

– Как Вы думаете, наша республика богата известными писателями, поэтами, политиками, спортсменами, учеными или другими личностями? Республику захлестнула юбилейная эпидемия. Почему?

– Да, это так. Все хотят показать себя, свои достижения в какой-то области деятельности. Но знали бы эти юбиляры о том, что этот огонь юбилеев легко потухает в очагах. Ничего полезного для творчества, деятельности от юбилеев нет.

Но вот парадокс, среди них в обыденном состоянии лишь одни писатели. Нет к ним особого, должного внимания, как к спортсменам. А ведь одну хорошую, талантливо написанную поэму или повесть, разве можно приравнять к чемпионскому званию. Спортсменов возносят до небес, а поэтов, писателей – нет. Словно духовность не имеет никакого значения для истории, культуры, процветания нашего народа.

– Что Вы проповедуете в своих стихотворениях и поэмах? Сегодня в умах многих писателей происходит переоценка ценностей. Что нужно человеку для полного счастья, пока он в мире людей?

– Творчество должно быть очень конкретным и познаваемым. Всякая магия настоящего творчества заключается в совмещении двух начал, на первый взгляд противоположных, – яркой индивидуальности и универсальности. Поэт должен задать импульс живого движения, широко распахивая перед читателем свое поэтическое вопрошание, делая его открытым,  наполненным свежим воздухом.

Для счастья человеку необходимо найти свое место в обществе, быть всегда высококультурным и порядочным, чтобы окружающие обратили внимание, брали пример. Счастье не заключается в богатстве. Если в семье мир и согласие – это счастье. Если на твои чувства отвечают взаимностью – это счастье, если осуществляются твои мечты, воплощаются идеи – это тоже счастье. Главное – быть Человеком с большой буквы.

– Вы, безусловно, получили духовное наследие от прошлого. Что сами оставите новому поколению и какие заветы хотели бы передать людям ХХI века? Какая главная тема в Вашей поэзии?

– Я из того поколения, детство которого пережило самые тяжкие годы войны. Хотя мы и были одеты в лохмотья, не ели досыта, никто из нас не унывал, думали, что так и должно быть. Мы, дети, вместе ходили  на природу, собирали дикие плоды, разные растения, и они спасали не только нас, детей, но и взрослых от голода и нищеты.

Когда ходили в школу, сердца бывали полны духом патриотизма, гордости за нашу Родину, за нашу солдат, победивших врага. Гордились героями, орденоносцами, передовиками: чабанами, доярками, хлеборобами. А сегодня нынешние молодые не знают даже о славных сыновьях Дагестана. Это мы – поэты, писатели – видим и чувствуем во время встреч с молодым поколением. Да, мы получили духовное обогащение от истории, культуры нашего народа. А что оставить новому поколению, когда в нашу жизнь проникли террор, коррупция, убийства, когда молодые не в должной степени или вовсе не уважают старших? Тема о Родине, родном крае, его природе, людях – вот стержень моего творчества. Все это я выразил в своих произведениях. А вот читают ли ныне молодые люди книги? Очень больной вопрос.

– Над чем Союз писателей сегодня работает и размышляет? Ведется ли работа с молодыми авторами и много ли открыли талантов? Кого на сегодняшний день Вы можете назвать из молодых поэтов, писателей?

– На этот вопрос лучше ответил бы председатель Союза писателей Магомед Ахмедов. Но поскольку работа с молодыми писателями непосредственно относится и к редакции республиканских литературных журналов, могу сказать, что сегодня молодые таланты не такие, какие были лет 30–40 назад. Я еще не встретил восемнадцати-, двадцатилетнего молодого автора, огонек которого принес бы свет сердцам людей. Этим огоньком не греется очаг и наших литературных журналов.

Неожиданностью стала повесть Алисы Ганиевой  «Салам тебе, Далгат». Она вызвала бурю откликов, как в республике, так и в России. Но не всем дагестанцам это произведение стало по душе. Появилось новое талантливое имя, но вместо того, чтобы радоваться за оригинальный почерк молодой дагестанки, у нас стали искать отрицательное. Вот так и бывает. Но, знайте, что это углубит видение мира молодой писательницы. Если я бы сказал, что вообще нет начинающих авторов, то ошибся бы. Есть они, но им уже лет 40–50 и даже больше. В чем причина отсутствия молодых талантов? Многие ссылаются на трудное время. Ничего подобного, времена не такие, что испытывали мы в свои молодые годы. Мы горели внутренним желанием, стремлением к литературе, жадно читали произведения своих и зарубежных классиков, знали некоторые из них наизусть. А сегодня? Аварец Гамзат Изудинов недавно вернулся с совещания общероссийских молодых писателей, организованного Международным писательским Союзом, которое проходило в Доме творчества писателей «Переделкино». По возвращении он стал и первым лауреатом Дагестанской литературной премии народного поэта Дагестана Юсупа Хаппалаева. Острый публицист, дающий материал с горячих точек. Но, честно признаться, я не читал ни одного его стихотворения, а говорят – хорошо пишет. Но он тоже не молодой, ему уже за тридцать. Мы восхищаемся, когда говорят, что Расул Гамзатов, Фазу Алиева, Омаргаджи Шахтаманов, Юсуп Хаппалаев, Анвар Аджиев, Алирза Саидов, Магомед Гамидов и другие начали писать стихи и печатались в газетах в четырнадцать-пятнадцать лет. А сегодня таких авторов нет, не вижу, не читаю.

В год один раз в Дагестане проводится совещание молодых писателей, но, как я уже подчеркнул, молодых, только-только созревающих там бывает мало. Почему, отчего?!

– Прежде рецензенты, критики, литературоведы пели Вам дифирамбы по случаю выхода Ваших книг. Каково их отношение сегодня?

– Выход книги в свет для писателей становится большой радостью. Прежде чем отдать рукопись в издательство, она обсуждалась на национальных секциях Союза писателей Дагестана. Бурными бывали обсуждения. После соответствующей оценки присутствующих писателей, поэтов, критиков автор, согласившись с замечаниями, дорабатывал её и только после рукопись отдавали в книжное издательство. А у них бывали свои рецензенты, после их положительной оценки отправляли в производство. Да, длинная процедура, цель которой – произведение, пришедшееся по душе читателю. Сегодня, кроме Камала Абукова, остались ли в Дагестане компетентные критики?

После выхода в свет  книги автор получал хороший гонорар и приблизительно десять-двадцать экземпляров книг. А остальной тираж отправляли по библиотекам школ селений, районов и городов. В пользу издательства продавались и в книжных магазинах. Ныне эта процедура не осталась. Книги издают без всякого обсуждения и рецензии. Гонорар копеечный, и автор забирает себе тираж, который годами пылится в углу его кабинета или дома. А сидеть в углу какой-то улицы и продавать их ему не позволяет совесть. Давно закрыты бибколлекторы, работавшие в пользу писателей, а Министерству культуры РД книги не нужны. Все библиотеки остро нуждаются в новых книгах писателей, поэтов. Откуда достать? Конечно, вопрос задевает кого-то, а некоторые чиновники об этом и думать не хотят, хотя вопрос касается их работы.

– У поэтов творчество начинается с детства, а как у Вас? Как называлась Ваша первая книга? И сколько книг издали в общей сложности?

– Будучи еще школьником в родном селении, меня к поэзии тянули стихи Гамзата Цадасы. Его книгу мне подарил учитель родного языка Адухов Абдулла и велел выучить наизусть очень поучительную поэму «Уроки жизни». С декламацией я выступил на одном из праздников в клубе перед всем сельским активом. Думаю, они были восхищены содержанием этой поэмы. Так стало возрастать моё желание к собственному сочинению. Первое стихотворение, которое было напечатано в школьной стенгазете, называлось «Яблоня».

Первая моя отдельная книга на родном языке вышла в свет в 1967 году под названием «Я вырос в горах». До этого стихи печатались в газете «Красное знамя», журнале «Дружба» и в общем сборнике молодых писателей Дагестана 1961 года под названием «Голоса молодых». Ныне я автор более сорока книг поэзии, прозы, публицистики. Отдельные книги и стихи вышли в переводе на русский, украинский, польский и др. языки.

– Некоторые литераторы своими учителями называют выдающихся классиков русской литературы, а как Вы к этому относитесь? И кого называете своим учителем?

– Учитель – это святое слово. Учитель – тот, кто учил и водил тебя по выбранному пути. Первый учитель – школьный. Второй – тот, кто был плечом к плечу рядом в достижении выбранной профессии. А моими учителями на литературном поприще были и остаются Гамзатов, Шахтаманов, Хаппалаев.

– Вы долго работаете главным редактором национальных литературных журналов. Вам не жаль тех лет, которые Вы отдали этой работе, а не писательской деятельности?

– Да, много лет я работаю главным редактором республиканских национальных литературных журналов «Литературный Дагестан», издающегося на шести языках наших народов, и «Соколенок» – на восьми языках. Мне не только не жаль годы, отданные этим журналам, а наоборот, я радуюсь, что вместе с редакторами смог сделать что-то полезное для четырнадцати редакций, и, конечно же, для многочисленных читателей. В нашем спаянном коллективе редакторами работают люди разных национальностей, почти все они  талантливые, состоявшиеся писатели и поэты. Среди них многие имеют звания заслуженного работника культуры Дагестана и России, шестеро являются народными поэтами и писателями нашей  республики.

В народе говорят: «Если с болью в сердце станешь плакать, то слеза появится и из слепого глаза». Менялось время – менялись и журналы. В советское время детские журналы «Соколенок» печатались на серой газетной бумаге, рисунки имели один черный цвет. А сегодня дагестанские национальные детские журналы печатаются на мелованной бумаге, с рисунками в четыре краски.
Мы работаем с полной отдачей сил, стараясь сохранить самобытность языков народов республики.

А насчет того, не мешает ли работа писательской деятельности, могу ответить, что обе работы связаны с творчеством. Для писателя нет ничего ценнее времени. Пишу и среди ночи тоже, когда мысли не дают покоя. А в редакторском кабинете, конечно, свободной минуты не бывает. Не шутка руководить четырнадцатью журналами.

Время ныне не то, что было двадцать лет назад. Коммунистическая идеология требовала, чтобы каждый интеллигент подписался на литературный журнал. Сегодня сколько перипетий прошла страна, Северный Кавказ, особенно наш Дагестан с войною, террористическими актами, убийствами людей! В Дагестане самая низкая зарплата, особенно у читающего персонала – учителей. И поэтому, как везде и всюду, у нас тиражи журналов довольно снизились. И не особенно, по сравнению с другими регионами России и Северного Кавказа. Нынешнее поколение сильно отличается от нашего. Когда я учился, вся Москва читала книги в метро, автобусах, трамваях. А сейчас в руках молодых не вижу не только книг, но и журналов, почти все не отрывают глаз от телефонов. Что случилось, для кого писать книги? Восьми-, десятиклассники – внуки мои и другие – не знают ни одного стихотворения русских, кавказских и дагестанских классиков наизусть.  Интересно, что скажут на это учителя?
Вот такое настало время. Чья в этом вина? Нет ответа.


Tags: Поэзия, СемьЯ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments